АХМАТ - СПАРТАК

16.05.2021, 14:00
Чемпионат России
2 : 2



Команда И О
1 Зенит 30 65
2 Спартак 30 57
3 Локомотив 30 56
4 Рубин 30 53
5 Сочи 30 53
6 ЦСКА 30 50
7 Динамо 30 50
8 Химки 30 45
9 Ростов 30 43
10 Краснодар 30 41
11 Ахмат 30 40
12 Урал 30 34
13 Уфа 30 25
14 Арсенал 30 23
15 Ротор 30 22
16 Тамбов 30 13





9 февраля 2021

Интервью защитника «Спартака» Павла Маслова


Маслов

В прошлом году Павел Маслов не только пробился в основу «Спартака», но и стал практически незаменимым игроком красно-белых. В интервью «СЭ» 20-летний защитник рассказал об отношениях с Доменико Тедеско, мечте о чемпионате Англии, а также о продаже сломанного самоката.

— Почти все проклинают 2020 год, а ты в прошлом году стал игроком основы «Спартака». Выходит, он вышел удачным?
— Год правда получился классным. Но игроком основы я себя пока не считаю. Вхожу в число тех, из кого выбирают основной состав, — вот так, наверное. Много чего совпало: моя работа, какие-то обстоятельства, что-то еще. И вот так все сложилось, что я провел какое-то количество матчей. Разумеется, для себя 2020 год оцениваю положительно.

— А что стало для тебя главным событием года?
— Рождение племянника.

— Свои первые сборы с основной ты провел еще два года назад при Олеге Кононове. В чем сильнее всего прибавил с тех пор?
— Тяжело себя оценивать. Людям со стороны проще посмотреть и сказать, что так, а что не так. Естественно, с течением времени я развился физически — это про себя могу сказать с уверенностью. А другие аспекты легче подчеркнуть извне.

— Сборы в 2020 и 2021 годах ты проводишь уже с Тедеско. Насколько сильно его методики отличаются от тех, что были при Кононове?
— Максимально. Начиная с физической подготовки и заканчивая такими моментами, как дисциплина и общекомандные какие-то вещи. Все совершенно по-другому.

— Дисциплина жестче у Тедеско?
— Конечно. Ну, дело не в жесткости даже, а в четкой структурированности. Все четко и понятно объясняется, нет каких-то расплывчатых формулировок.

— После поражений от «Сочи» и «Зенита» «Спартак» поборется за чемпионство?
— Думаю, да. Конечно, матч в Питере был ужасным. Мы сыграли просто отвратительно — это было деклассирование. Но я бы не сказал, что результат игры в Сочи не закономерен. Там не было ощущения, что ничего не получалось, что мы заслужили поражение. Так вышло: один удар — гол. А если бы мы там выиграли, поражение от «Зенита» не смотрелось бы так катастрофически, и год закончили бы на совсем другой ноте.

— Было такое, что ты благодарил Тедеско за доверие и попадание в основу?
— Когда после игры с «Зенитом» он объявил, что их штаб не станет продлевать контракты, мы с ним пообщались. Я сказал, что очень благодарен ему за совместную работу. Что верю в продление сотрудничества до мая. И что это был самый плодотворный год в моей жизни. Я чувствую, что приобрел знания, которых не давали мне другие тренеры.

— А какими были первые мысли и эмоции, когда Доменико объявил о своем решении?
— Да уже не было особенных эмоций от этого заявления. Было опустошение от самой игры. Проиграть ведь можно по-разному. У нас тот матч получился просто отвратительным. Приходишь в раздевалку — сторонние мысли в голову вообще не идут. Ты просто сидишь и понимаешь, что облажался. И тут тренер объявляет — это еще один негативный момент, который накладывается на общее состояние... С его приходом многое наладилось. Изменилась и структура в целом, и много других вещей. И неприятно понимать, что вся работа, которая велась на протяжении полутора лет, может просто сойти на нет.

— Были опасения, как команда отреагирует своей работой на скорый уход тренера. Сам Тедеско признался, что парни работают еще усерднее, чем год назад.
— У меня тоже есть такое ощущение. Нет такого, чтобы ребята думали, что это все временно и скоро будет новый тренер. Это действительно проверка на профессионализм. Если ты считаешь, что можно полгода не выкладываться на полную, а потом придет новый тренер, и ты резко начнешь доказывать... Ну, такое, конечно, возможно, но этого быть не должно.

— Доменико также сказал, что специально сделал объявление сразу после «Зенита», чтобы у команды было время в отпуске переварить информацию. Ты переварил?
- В таких моментах это нужно просто принять, осознать, даже не делая никаких выводов. И идти дальше.

— Ты раньше играл форварда и в полузащите. Не попросишь у нового тренера попробовать тебя ближе к атаке?
— Если тренер скажет — буду играть где нужно.

— В молодежной сборной ты играешь в центре обороны в схеме с четырьмя защитниками. Сложно перестраиваться после «Спартака»?
— Нет, особенно тяжелого перестроения не было. Я еще в детстве и в «Тюмени» играл и опорника, и в центре обороны, и справа. Постоянно двигался. Просто на конкретный матч тренер дает тебе установку, сужая спектр твоих функций на определенной позиции.

— Ты выиграл конкуренцию у Ильи Кутепова. Какие с ним взаимоотношения? Обид нет?
— Никаких обид. Илюхе я очень благодарен: еще когда я только появлялся в первой команде при Каррере, он был одним из немногих, кто меня поддерживал. Чувствовал от него поддержку что тогда, что сейчас.

— Что скажешь о соперниках российский молодежки на Евро-2021?
— Да я не знаю особенно никого там. Только про французов могу сказать, что эта их команда вполне могла бы ехать вместо первой сборной на взрослый Евро. Мы вот только собрались и поедем, а там люди, которые в таком возрасте в Лиге чемпионов играют и чемпионат мира выигрывают. Посмотрим, что получится.

— Слова про золотой актив Станислава Черчесова ты на свой счет не воспринял?
— Нет, на свой счет его слова я не воспринял. Не мне комментировать слова главного тренера сборной.

— «Спартак» часто начинает атаки через тебя. Есть стресс, когда получаешь мяч от вратаря, а тебя уже прессингует соперник?
— Никакого стресса. Наоборот, прикольно: дали пас — играем.

— Первый пас для центрального защитника очень важен. С Тедеско на эту тему общаетесь?
— Да, разговариваем на эту тему. Но наши беседы останутся между нами. Оценивать же этот компонент не могу — как уже говорил выше, лучше видно со стороны.

— В случае прессинга самое верное решение — отдать мяч Максименко?
- Да, иногда можно сделать побыстрее пас вперед, хочется использовать его как можно меньше, но иногда лучше сохранить мяч через вратаря, чем выбивать его куда попало. Тренер говорит нам, что Макси — такой же полевой игрок, как и все мы. Поэтому играем через него.

— Кононов буквально заставлял выходить из обороны через короткий и средний пас. Сейчас то же самое?
— Глобально суть та же, да: мы стремимся играть низом через пас от самых ворот. Но поменялась методика.

— «Спартак» большую часть матчей проводит в позиционных атаках. Центральному защитнику при этом сложно сохранять концентрацию и понимать, бежать вперед или караулить контратаку?
— Все зависит от ситуации, и решения я принимаю исходя из нее. Бывает, делаю забегание за спину латералю, бывает, придержу мяч или что-то еще.

— Интереснее обороняться против сильных команд или взламывать оборону аутсайдеров?
— По-своему каждый матч интересный. Конечно, когда играешь с топами, они прессингуют — не дают расслабляться. Некоторые же команды порой ставят автобус, «садятся» 5-4-1 — фактически это две линии по пять человек, которые очень сложно взломать. Ничего не имею против «автобусов», но вся игра тут уже сводится к тому, чтобы как-то доставить мяч в финальную треть поля. И там многое уже решают индивидуальные действия.

— Можешь себе представить паркующий автобус «Спартак»?
— Представить можно что угодно. Команды, выбирающие такую тактику, порой и титулы выигрывают. Тот же «Атлетико» часто критиковали за «автобус», но я так никогда не считал. Просто есть команды, которые своей целью ставят не играть и добиться результата, а отпинаться. Они наглухо закрываются в обороне, не проводят контратак, даже не мечтают о том, чтобы забить. Все их голы — случайность или какой-то стандарт. Люди выходят отыграть на условные 0:0, а если забьют — это счастье.

— Почему в таком случае почти каждая контратака на ворота «Спартака» сидящего в обороне соперника оборачивается голевым моментом?
— Наверное, когда команда заигрывается, немного теряется концентрация. Тут сильно влияет время: когда забиваешь таким соперникам в начале игры, они раскрываются — уже нет смысла сидеть в обороне. А вот если долго не удается забить, уже приходится тратить больше сил, больше рисковать, больше нервничать. И потому получаются ошибки и возникают голевые моменты у наших ворот.

— Ты весной сыграл первый матч в стартовом составе против «Оренбурга», после чего наступил перерыв в чемпионате. Чем занимался в паузу, о чем думал?
— Кайфовал. Был дома в Тюмени, проводил время с близкими. Когда я приехал, там еще снег лежал. Постоянно были тренировки по «Зуму», бегал в лесу, есть крытые площадки там — с папой туда ходил тренироваться. Проводил время с пользой, старался вообще не думать о футболе. Нечасто выпадает шанс провести время с родными. Могли просто сидеть с родителями, братом и его женой, с моей девушкой и болтать ни о чем. Или взять собак и пойти погулять в лес еще по снегу. Здорово.

— Болельщики интересуются, как сейчас с футболом в Тюмени, в Сибири вообще?
— В Тюмени есть инфраструктура, есть люди, которые любят футбол. Да, они сейчас во второй лиге, но вроде бы стоит задача выйти выше. Сложно что-то оценивать, когда не варишься в этом. Сибирь — богатый регион, конечно, надо развивать футбол.

— Сейчас много говорят о негативе от перехода на систему «осень — весна». Как считаешь, это было зря?
— Думаю, да. Бывали моменты, когда мы играли в Тюмени в конце ноября. Выходим на поле — температуру на расстоянии метра над газоном померили, а там подогрев включен. Ну, термометр показал -14 допустимые. А на улице у нас -29, комфорт! Я сидел на скамейке в трех штанах с чаем, бутсы под задницей, чтобы согреть их. И я дико мерз! У нас один парень играл без шапки, так у него на следующий день уши вот такие пельмени были. Я вышел на замену, сыграл минут десять тоже без шапки, потом дня три не мог спать на боку — уши болели. И это не одна игра. В начале марта легко играли в Тюмени в -25. Во Владивостоке как-то играли — все в снегу, еще и ветер дует ужасный.

— Когда чемпионат возобновился, ты уже постоянно играл в основе и часто получал море критики. Обращал на нее внимание?
— Нет, я вообще никогда на такое не реагирую. Есть тренерский штаб, который укажет мне на мои ошибки.

— А насколько ты сам эмоционален?
— С годами стал спокойнее...

— Паш, с какими годами? Тебе только 20!
— Ну, когда играл в детской школе, бывали моменты, когда, что называется, падала планка. Ну, знаете, никого не слышишь, пелена перед глазами, и начинался какой-то разнос... Так-то я спокойный по натуре, но если меня вывести, то было вот такое.

— И кто в такие моменты тебя успокаивал?
— В эти моменты вообще было без шансов. Особенно на тренировках когда с кем-то зарубались. Потом, когда отпустит, думаешь: «Что у меня в голове? Зачем я это делаю?» И потом, когда переосмыслишь все, в момент подхода к какой-то грани стараешься себя успокоить, чтобы эту грань не перейти.

— Ты мог закончить с футболом еще в школьном возрасте. Кем бы стал, если бы не спорт?
— В принципе, в школе я хорошо учился. Сдавал те предметы, которые футболисты обычно не сдают: физику, профильную математику. Думал поступать в наш Тюменский нефтегазовый университет. Наверное, если бы так и случилось, выбрал бы какую-то специальность в этой сфере, как и мой брат. Потому что понять, к чему лежит душа, я просто не успел — все детство провел в футболе.

— И работал бы в "Газпроме"?
— Постарался бы. Ну, плыл бы по течению, потому что, повторю, я очень много сил и времени посвятил футболу, уехал из семьи, но вот наступил такой момент, что мог с этим закончить. И советовался с родителями... Никто ведь не заставляет всю жизнь работать по той специальности, на которую ты поступил, но получить ее — хуже точно не будет. Голодным, по крайней мере, не останешься.

— Болельщики любят откапывать старые фото игроков и вспоминать, за какие команды они играли. Максименко доставалось, тебе тоже поминали период в ЦСКА. Как относишься к такому?
— В детстве был такой ажиотаж — тренер нас накачивал, чувствовалось, что это дерби. Но довольно быстро, годам к 13, это прошло. И с того момента отношусь спокойно к любому матчу. Воспринимаю футбол как работу: нужно с начала и до конца оставаться профессионалом, за какой бы клуб ты ни играл и кто бы ни был твоим соперником.

— Батистута говорил, что, когда закончит карьеру, вообще не будет смотреть футбол — для него это тоже была работа.
— Мне нравится такой подход. А самое главное — это честная позиция. У нас любят романтизировать: «Вау! Он живет футболом! Вся его жизнь — футбол!» Считаю, что, пока ты играешь, ты должен отдавать всего себя, быть профи, выжимать из себя максимум. Но в свободное время не обязательно жить футболом и ни о чем, кроме него, не думать. Да, я люблю посмотреть футбол, но порой интереснее поиграть в компьютерные игры, посмотреть UFC или НБА.

— За кого играешь в FIFA?
— Да как получится. Захожу, смотрю обновления рейтинга, форм команд. То за «Баварию» поиграешь, то за ПСЖ, то за «Астон Виллу» по приколу.

— А в популярные в «Спартаке» стрелялки?
— Было время, немного играл в PUBG. Очень давно бегал в CS:GO. Сейчас вот играю в Assasins' Creed Valhalla. Зайдешь немного полазить, побродить — и все.

— Что последнее ты прочитал?
— Буквально недавно закончил «Время жить и время умирать» Ремарка. Сейчас дочитываю во второй раз «Мастера и Маргариту». Почему читаю заново — многие ведь говорят, что эту книгу нужно прочитать три или четыре раза за жизнь. В 15 лет я ее читал и думал: «Что это?» Сейчас вот что-то новое для себя открываю в ней. Так что еще потом перечитаю.

— В отпуске ты выложил фото с Мальдив. Не опасался, что тебя заклюют за это так же, как Кокорина?
— Нет. Да ну это просто глупо такого бояться — это же просто фото, ничего больше. Такое же, как любое другое. Не вкладывал вообще никакого смысла. Просто фото из отпуска.

— После одного из матчей мемом стал твой самокат, на котором ты поехал домой со стадиона. По-прежнему на нем катаешься?
— Нет, он сломался, и я его продал.

— Продал сломанный самокат?
— Ага. У него умерла батарея, я почитал, оказалось, что менять стоит чуть дешевле, чем купить новый. Выставил на «Авито», все написал. Пишет чувак, говорит, что готов купить. Я спрашиваю: «Вы уверены, что покупаете? Прочитали, что батарея не работает?» А он мне говорит, что занимается техникой, все понимает и хочет купить. Думаю: «Ну вот, классно. Забирай».

— Ну теперь-то купишь машину?
— Зачем? Опять буду на самокате. Так просто удобнее. У меня права есть, но машину не покупаю — не нужна. Если что, есть у девушки — когда нужно, она меня возит.

— Знаю, что ты смотришь много международного футбола. Следишь за тренерами, за командами, тактикой?
— На самом деле просто могу включить матч и, если понравится, залипну. Вот в этом сезоне начал смотреть за «Астон Виллой» с сумасшедшим Джеком Грилишем. Интересно. Мэтью Кэш перешел из «Ноттингем Форест» и стал одним из лучших райтбеков лиги. Тот же Эзри Конса — далеко не самый габаритный защитник, но быстрый и пластичный. Сейчас, мне кажется, центральные защитники новой формации — они все уже не такие гренадеры. Тот же Упамекано — хотя он и мощный довольно, но у него и скорость есть, и пластика. Я считаю его одним из самых индивидуально сильных центральных защитников. Меньше здоровяков таких, которые просто играют в одно касание.

— То есть за конкретными командами не следишь?
— Нет. Могу включить «Брайтон» — «Вест Бромвич» и кайфануть. А порой включишь «Арсенал» — «Тоттенхэм»: может быть феерия, а может быть тоска. По-разному.

— А когда включаешь «Ротор» — «Уфа»?
— А просто не включаешь «Ротор» — «Уфа», и все хорошо.

— Вообще не смотришь российский чемпионат?
— Смотрю, но редко. Может, съемка другая.

— Уже много лет РПЛ стараются сделать более привлекательной для зрителя. Чего, по-твоему, не хватает?
— Зрелищности и качества игры.

— У тебя есть цели — неважно, на год, десять лет или всю жизнь — в жизни, в футболе?
— Хочу играть в АПЛ.

— В Англии — без разницы, в каком клубе?
— Без разницы. Любой клуб АПЛ — это бомба! Когда ты слушаешь, что там и как, смотришь по телевизору — это другой мир вообще. С Мозесом общаемся, он делится впечатлениями от Англии. Говорит, что итальянский чемпионат ни в какое сравнение не идет. Скорости, мощь, сама суть игры... Нигде больше нет такого судейства, такого темпа. Сейчас противно матчи многие смотреть: что ни касание — свисток, что ни падение — желтая или красная карточка. Модно стало от любого касания упасть и выклянчить что-то для своей команды. Испанию смотреть просто невозможно — одни кривляния.

— На поле после таких эпизодов не хотелось проучить симулянта?
— Да уже просто понимаешь, что ничего не сможешь сделать. Просто есть внутреннее понимание того, что футбол имеет мужское начало. И то, что должно быть основополагающим в этой игре, уходит или сводится к минимуму. Когда говорят, что симуляция — часть игры, это для меня тошно. Я за то, что если симуляция поймана — пусть даже после матча, — это должно вести к длительной дисквалификации. Легкое касание лица — люди падают, корчатся. Ведь такое смотрят дети. И потом приходит поколение, которое готово добиваться результата грязными поступками. Умирает сам дух футбола и мужественность игры. Англия — последний более-менее живой островок футбола в мировых масштабах.

— Как ты идешь к своей мечте играть в АПЛ?
- Стараюсь усердно работать и развиваться каждый день и каждую тренировку. Мне кажется, если ты из себя что-то представляешь, то вызовешь интерес. Не так, чтобы агент обзванивал по списку 20-30 клубов: «Не нужен ли вам игрок?» — а чтобы клуб проявил интерес ко мне, потому что я чего-то стою.

— А потерять в зарплате, что вполне возможно, ради этого готов?
— Готов.



----------
Источник: sport-express.ru