27 ноября, 16:00 мск.
Кубок России, 6 тур

ЗЕНИТ - СПАРТАК
Зенит
- : -
Спартак
Санкт-Петербург, "Газпром Арена"


23 ноября, 18:00 мск.
Кубок России, 5 тур

КРЫЛЬЯ - СПАРТАК
Крылья Советов
2 : 1
Спартак
Самара, "Самара Арена"



Команда И О

1 Зенит 17 42
2 Спартак 17 36
3 Ростов 17 35
4 Динамо 17 29
5 ПФК ЦСКА 17 29
6 Ахмат 17 26
7 Оренбург 17 25
8 Краснодар 17 25
9 Сочи 17 25
10 Урал 17 21
11 Крылья Советов 17 20
12 Пари НН 17 19
13 Факел 17 13
14 Локомотив 17 13
15 Химки 17 12
16 Торпедо 17 6




2 декабря 2021

Илья Кутепов: Сидеть в запасе только из любви к «Спартаку» не согласен


Кутепов

Три матча в РПЛ, из них всего один осенью, плюс пара минут в Лестере — так складывается этот сезон у Ильи Кутепова. Четыре года назад он брал со «Спартаком» золото, в 2018-м играл на ЧМ-2018 рядом с Игнашевичем и Кудряшовым, а теперь не вылезает из запаса у Руя Витории.

В ноябре Кутепов экстренно — и довольно убедительно — вышел в дерби с «Локомотивом», но потом вернулся на скамейку, а выходит разве что за «Спартак-2». Александр Муйжнек и Андрей Бабич в интервью для Sport24 узнали у Кутепова, как до этого дошло и что ужасного в роли запасного, почему он не ушел из «Спартака» раньше и уйдет ли теперь.

— Как узнал, что сыграешь с «Локо»?
— За пять минут до начала. Наш доктор сделал невероятный рывок через все поле в разминочную зону. Уже по этому движению понял, что он ко мне бежит. Доктор сказал: «Давай бегом переодевайся. Жиго не может играть, болит нога». Хорошо, что это случилось не на первых минутах игры, а на разминке. Мы не потеряли замену — понимаем её цену в таких матчах, как с «Локо»: было и удаление, и мы уступали по ходу.

— Была ли твоя позиционная ошибка в моменте с голом Керка? Или это вина Джикии, Айртона, Литвинова?
— С моей стороны никакой позиционной ошибки не было. Я сместился в правую зону, куда могла пойти передача за спину правому защитнику, чтобы подстраховать его. Сделал все, что мог. Исполнение передачи, движение нападающего просто великолепны. Все вовремя, как надо — Камано вложил мяч точно в ногу Керку, вопросов даже быть не может.

— С трибуны показалось, что ты был одним из лучших на поле. Каково вот так выходить без практики?
— Для этого я и просился играть за «Спартак-2» — чтобы поддерживать тонус, не выпадать из ритма. Понятно, что скорости и уровень в ФНЛ другие, но матчи тоже хорошие. Это сильно помогло с «Локомотивом».

— Тебя вообще ничего не смущало, когда просился туда? Только что рубился за Лигу чемпионов, а тут опускаешься в ФНЛ.
— Абсолютно ничего не смущало. Я понимаю, что это нужно для дальнейшего развития. И как оказалось, я был прав — эти матчи помогают держать себя в форме. В ответственный момент вышел и сыграл. Обсуждали с Гапоновым и Ещенко, что, если будет возможность, сыграем за «Спартак-2». Все согласились: «Давай, отличная идея». Сделали бы это и раньше, но матчи основной команды шли через два дня на третий.

— В ноябре ты на выходных бегал в «Сокольниках», а через пару дней выходил в Лестере.
— Хороший контраст. Но дискомфорта вообще ноль. Даже за «Спартак-2» нельзя играть вполноги. В ФНЛ тоже надо выкладываться.

— Как ты не растерял взаимодействие с партнерами по основе?
— Мы тренируемся вместе, а там много игровых упражнений в различных сочетаниях. Связи не теряются. Мне комфортно и с Джикией, и с Жиго, и с Кофрие. Макс понял, как играет наша команда, ребята тоже подстроились под его стиль.

— Ты назвал себя специалистом по дерби: когда выходишь, «Спартак» не проигрывает.
— Одно дерби я все-таки проиграл — с «Динамо» в 2018-м. Мне стало интересно, начал считать. Десять, одиннадцать — а дальше сбился, меня отвлекли. Много их было, особенно запомнил победу над ЦСКА в 2017-м — у них тогда еще Игнашевич играл, и вообще хороший состав был. Мы их 3:0 хлопнули, классное дерби.

— Почему этой осенью ты играешь еще меньше, чем прошлой?
— Это решение тренера. Он выбрал стартовый состав, на который делает ставку. Тут я не могу ничего изменить. Тренируюсь, работаю на сто процентов. Матч с «Локомотивом» показал, что я в форме. И я открыт для общения.

— Но, как понимаем, позже ты все равно попросил Руя еще раз выйти за «Спартак-2».
— Да, но у нас это устроено по-другому. Мы не пересекаемся: тренерский штаб уезжает готовить тренировку, а мы находимся в раздевалке. Общаемся через администратора — говорю: «Василий Владимирович [Козловцев, начальник команды], узнайте, пожалуйста. Хочу сыграть за «Спартак-2». Личных контактов с главным тренером нет.

— «Да, в резерве есть Гапонов и Кутепов, но вы видели, как они тренируются?» Твоя версия: о чем это Витория? Может, перевели его опять не так?
— Общался с Руем по поводу этой ситуации. Неприятный момент. Это, скажем так, обесценивание профессиональных навыков игроков. Причем публично, в открытом виде. Не знаю, правильно его перевели или нет, но я потом подошел и спросил: «Как мы будем это решать?»

Тренер сказал, что его не так поняли, и он не это имел в виду. У меня был единственный вопрос: «Будете ли вы что-то делать в сложившейся ситуации? Это мы с вами решили, что вас не так поняли, но люди об этом не знают».

— Ты хотел, чтобы Руй публично извинился?
— Я не просил извинений, они мне не нужны. Можно было сказать публике: не так перевели, не так поняли. Дать понять, что ребята тренируются хорошо, все в порядке. Для этого есть все возможности. Считаю, засаживать так своих игроков публично нельзя.

— Это первый случай такого недопонимания с Виторией?
— Да. Повторю, личных бесед с ним не было.

— Литвинов рассказывал Sport24, что Витория перед матчем с ЦСКА подходил к нему лично, приводил примеры Диаша и Феликса.
— Литвинов дебютировал в старте на позиции центрального полузащитника в дерби. Иногда даже не имеет значения, что сказать, но молодому игроку важно ощущать доверие и поддержку. Тренер не мог этого не сделать.

— Ребров закончил карьеру и стал связующим между командой и штабом. Возможно через него обратиться к Витории?
— Нет, такие вопросы не к нему. Артем решает все, что касается технических моментов.

— Давай тогда расскажем, как ты тренируешься. Может, у тебя падала мотивация, ты не дорабатывал, ходил хмурый?
— Ни с кем и никогда у меня не было конфликтов и внештатных ситуаций. Ни одного опоздания, ни одного пропуска тренировки. Могу заручиться словами каждого человека в команде, начиная от медицинского стафа и администрации и заканчивая любым футболистом. Подойдите и спросите, как я тренируюсь.

Приезжаю раньше всех. Моя тренировка начинается примерно за 40 минут до начала основной — провожу это время в зале. После занятия работаю еще примерно час, как и многие ребята. В основном это улучшение физической формы, но все зависит от графика — понятно, что за день до игры ты не будешь делать силовые упражнения. Итого три с половиной-четыре часа.

— Наша гипотеза: у «Спартака» высокая оборона, для которой требуются высокие скоростные данные. У тебя такие есть?
— Не как у Айртона, конечно, не электричка. Но вполне достаточно для высокой линии. И потом, игра защитника — это не только скорость, это совокупность многих качеств.

— Какие требования предъявляет Витория?
— Никаких особенных, все стандартно. Игра не перестроилась — мы даже вернулись к схеме, по которой играли при Тедеско.

— Позиция центрального в тройке — самая комфортная для тебя при игре в пять защитников?
— Наверное, да. Видишь все поле, страхуешь партнеров справа и слева, читаешь игру. Мне это нравится. Но на любой позиции в центре сыграл бы без проблем.

— Руй пробует на место центрального защитника Рассказова — чем, по-твоему, он его привлекает? Не скоростью?
— Я не знаю, это скорее к тренеру вопрос.

— Из запаса переживать поражения тяжелее, чем на поле?
— Конечно, сто процентов. На скамейке ужасно сидеть. Переживаешь в два раза больше, чем игроки на поле, потому что ты бессилен и ничего не можешь сделать. Некоторые матчи просто невыносимы. С «Зенитом» у меня нет объяснения тому, что произошло. Но это уже история — прожили и не оборачиваемся.

— Когда видишь провалы Рассказова или Кофрие, что внутри? «Почему не я на вашем месте»?
— Я профессионал, должен выполнять требования тренера. Руй знает, что делает, и несет ответственность за свои решения. Есть моменты, которые удивляют — об этом и говорю, раз разговор честный. По сути, у меня нет шансов, чтобы показать себя, кроме стечения обстоятельств.

— Как думаешь, если бы перед «Локомотивом» Рассказов был в строю, все равно вместо Жиго выпустили бы тебя?
— Думаю, его.

— Как Рассказов воспринимает хейт в его адрес?
— Коля знает: критика всегда была, есть и будет. Тут два варианта: либо это сломает его, либо закалит. На тренировках видно, если человек витает где-то. У Рассказова такого нет: работает и выкладывается. У нас с ним нормальные отношения, дружеские.

— А как у Максименко?
— Тоже хорошо общаемся. Как и Коля, он спокойно относится к критике. Кто-то быстрее это переживает, а кто-то дольше. В «Спартаке» есть те, кто загоняются, но называть их не буду.

— Говорят, Виторию скоро может заменить Паоло Ваноли. Что-то слышал о нем?
— Нет, ничего.

— В запасе сидеть ужасно. А тренироваться? Когда знаешь, что Витории все равно ничего не докажешь.
— Бывают, конечно, психологически тяжело. Работаешь, а результата нет. Помогает литература на эту тему. Нужно перетерпеть, переждать — и все встанет на свои места. Это реально работает, проверено не раз.

— Что из последнего прочитанного помогло?
— Закончил две книжки: «Разум чемпионов» и «Возвращение чемпионов» Джима Афремова. Он доктор медицинских наук, спортивный психолог. Написал две книги — небольшие, но очень полезные и содержательные. Всё понятно и доступно.

— Сколько вообще литературы осиливаешь?
— Нет задачи взять книгу и прочитать ее за две недели. Зависит от настроения, от времени. Удобнее всего на заездах, выездах — сел в самолет и открыл книжку. А в домашней атмосфере тяжелее: дети, заботы. Могу еще на стадионе почитать — пока идут процедуры.

— Что из Афремова применил на практике?
— Многие моменты до этого знал, но не применял. Один из моих любимых — не останавливаться. Что-то делаешь-делаешь, и вроде результата нет. В этот момент главное — просто продолжать. Иначе все твои усилия бесполезны.

— Звучит слишком просто. Как не останавливаться-то?
— Просто не останавливаться и делать дальше.

— А как не потерять веру в себя?
— Да, это сложно сделать. Но есть история: на каменоломне человек бьет по камню. Бьет сто раз, а он ни в какую. На сто первый камень ломается пополам. Это от сто первого удара или от сотни до этого? Вот вам ответ.

— Периодами ты не играл и у Тедеско. Там воспринимал положение иначе?
— Да, по-другому. Тренер общался, давал играть — если какая-то замена, то он сразу: «Давай, вперед на поле». Было понятно: есть тройка защитников, на которую он рассчитывает, и если что-то не так, то я готов выйти.

Тогда были моменты, когда я реально кипел. Намного больше, чем сейчас. Я не показывал этого — любой игрок подтвердит, но внутри кипел.

— Какими ты теперь вспоминаешь отношения с Тедеско? Они сложились или нет?
— Стартовый состав — это его выбор, он выстраивал команду так, как хотел. У него была своя стратегия. Доменико дал «Спартаку» второе место — это хороший результат.

— В апреле Black Mirror назвал зарплаты игроков «Спартака». Якобы твоя — 2,3 миллиона евро или 184 миллиона рублей в год. Как в команде отреагировали на этот слив?
— У всех он вызвал большой интерес. Я воспринял абсолютно спокойно. Хочется людям обсуждать чужие деньги — пусть. Вопрос только в том, что это неправда. Моя зарплата меньше, чем там заявлено.

— Во сколько раз? В два, полтора?
— Примерно на 30 процентов.

— Действующий на сегодня контракт ты подписал в 2018-м. Он на тебя повлиял в негативном смысле — испортил, снизил мотивацию?
— Нет, для меня деньги никогда не стояли на первом месте, и не было приоритетом подписать контракт с огромной зарплатой. Важнее всего играть — так было и есть сейчас. Всегда вспоминаю, как лет в 14-15 получал зарплату десять тысяч рублей, пять из которых каждый месяц отправлял маме.

— Про тебя говорят: получает 2,3 миллиона, но бегает в «Спартаке-2», хотя мог бы уйти в аренду, бросить себе вызов. Это было возможно?
— Я два года говорил об этом с руководством, просил. Разговаривал со всеми спортивными директорами. Все знают, что в прошлом сезоне и с «Краснодаром» общались, и «Динамо» фигурировало. Но потом был матч с «Рубином», в котором меня признали лучшим игроком. После него сказали: все, Кутепов не продается.

— С «Краснодаром» и «Динамо» ведь шли переговоры о трансфере?
— Насколько я знаю, с «Краснодаром» — да. Меня этот вариант устраивал, я хотел играть. Если клуб хочет тебя купить, значит, ты ему нужен в основном составе.

— С «Динамо» тоже было близко?
— С «Краснодаром» ближе.

— Почему зимой тебя не отпустили в аренду в «Астану»?
— Не договорились. Был личный звонок от Андрея Тихонова — я ответил, что готов. Но, насколько я знаю, официального запроса в клуб не поступало.

— Еще было из Турции предложение?
— Да, из Газиантепа, но до конкретики не дошло. Я в этом не участвовал, в основном агент.

— Этим летом ты мог уйти из «Спартака»?
— В «Спартак» пришел новый тренер. Была надежда на то, что буду играть. Поэтому особо на сторону не смотрел, хотелось доказать здесь. Но разговор с руководством все равно был, мне сказали: «Мы на тебя рассчитываем, ты нужен команде».

В это трансферное окно опять будем что-то решать с агентом. Зимой я открыт для предложений.

— К предложениям о новом контракте со «Спартаком» тоже?
— Ко всем. Но сейчас переговоров с клубом нет.

— Для тебя это не странно, если нынешний контракт истекает летом?
— Наверное, это больше вопрос к руководству.

— Почему тебя не отпускали раньше?
— Не могу быть уверенным на сто процентов. Предполагаю, чтобы иметь в запасе игрока, который в нужный момент готов заменить кого-то из основного состава.

— Ты рассказывал про стажировку в Голландии, куда ездил из академии Коноплева: «От нас ждали не результатов, а ярких действий. Например, если бы я последним стал обыгрывать нападающего между, никто не был бы против — наоборот, оценили бы». В России не так?
— У нас с самого детства забивают голову тем, чтобы не ошибались. Иначе начинают ругать. И у меня были такие тренеры в карьере. В Голландии все по-другому. Полная свобода действий, карт-бланш. Ты не загнан в рамки — лишь бы только не наорали.

— Это та проблема, о которой говорил Карпин после Хорватии? Вряд ли же эти страхи проявляются только в главной сборной.
— Вполне возможно. Будем откровенны, у нас не выстроена система детских школ. Понятно, в Москве есть академии «Спартака», «Динамо», ЦСКА. А если выехать на периферию — какая там система? «Краснодар» если только.

Я не про то, что не нужно отменять лимит. Но важен комплексный подход, начиная с детских школ. Чтобы уже там закладывались футбольные знания и техника, чтобы дети росли и постепенно становились сильнее, чем наше поколение в их возрасте. Тогда через какое-то время мы получим результат.

Брать опыт из-за границы, поднимать зарплаты детским тренерам. Где-то в провинции тренер работает за семь тысяч рублей. Разве за эти деньги он сможет вкладывать в ребят максимум? Нет, конечно.

— Про лимит: отменять его не надо?
— Может, и нужно. Но еще раз, дело не только в этом. В других странах есть лимит, и это не создает им проблем. Мы же с вами про сборную говорили — что для нее поменяется? За год все вдруг начнут расти, а через год получим команду, которая будет всех рвать и метать? Сомневаюсь.

— Логика такая: российские игроки сейчас получают миллионы евро только потому, что есть паспорт.
— Ну да, выгоднее привезти легионера и платить ему столько же. При этом не факт, что он будет сильнее. Считаю, на зарплату в первую очередь влияет качество футболиста. Если ты хороший игрок, ты будешь востребован вне зависимости от паспорта.

— В стыковых матчах за выход на ЧМ 2022 мы сыграем с Польшей, второй возможный соперник — Чехия или Швеция. Ни одной топ-сборной — это хорошо?
— Конечно. Если наша команда выйдет на чемпионат мира, еще будет возможность проявить себя на уровне лучших сборных. Большой плюс в том, что мы играем дома. Нужно проходить стыковые матчи и ехать в Катар.

— Какие у тебя впечатления от сборной при Карпине?
— Ребята довольно хорошо шли в группе, на первом месте, даже с отрывом в два очка. Но это футбол. Матч с Хорватией сложился не в нашу пользу.

— 81-я минута, Кудряшов срезает в свои ворота. Как ты, защитник, на это смотрел?
— Федя — крепкий парень в плане психологии. Было не что жалко, а обидно за него. В такой момент мяч так отскочил — и не на угловой, а именно в угол ворот.

— Если бы у тебя в этот момент свело заднюю, ты бы упал, требовал паузы?
— Сейчас можно много об этом говорить, но результат уже есть. Кто знает, как бы все получилось, если Федя упал и лежал, а судья не остановил игру. Пошла бы подача, игрок на дальней штанге замкнул — и все. Я бы, наверное, тоже продолжил игру — такой матч, десять минут оставалось.

— Хорват или португалец на месте Кудряшова поступил бы так же?
— Они бы всей командой свалились, ха-ха. В России так исторически сложилось: мы привыкли бороться, не сдаваться. Давайте откровенно, у нас такое везде, даже в тренировочном процессе. Когда у иностранцев микроповреждения, они устраивают танцы с бубном: не могу тренироваться, все болит. А ты приходишь, что-то тянет — да пофигу, пойду тренироваться дальше. Пока не оторвется мышца.

— Такая жертвенность — это правильно?
— Не всегда это на пользу идет, но в нас это заложено. Пока ноги не откажут, будешь терпеть.

— Ты симулировал когда-нибудь? Делал вид в концовке, что мышцы забило?
— Ни разу. Если тебя ничего не беспокоит, лучше спокойно доиграть, чем вот эти падения.

— Соболева на тренировках подкалывают за нырки?
— Да уже все привыкли, ха-ха. Он же нападающий, ему надо это где-то отрабатывать.

— Вы с Кудряшовым давно знакомы, общались после Хорватии?
— Нет. В такие моменты сообщения «Да все нормально, не расстраивайся» еще больше давят. Федю есть, кому поддержать: семья, дети, родители.

— А тебя хейт когда-то выводил из равновесия?
— Если только в начале карьеры, когда еще зеленый был. Сейчас абсолютно спокойно к этому отношусь. Пусть говорят, что вздумается.

— Когда пишут по поводу звания заслуженного мастера спорта, тебя это задевает?
— Нет. Честно: горжусь этим званием. На чемпионате мира мы не просто так сделали свою работу. Когда-то в Ставрополе я пинал мяч в кедах за 150 рублей и не мог подумать, что в моей жизни всё это будет. Вот почему для меня это важно, а не из-за значка ЗМС.

— Еще нам попадался троллинг про прическу. Сколько времени на нее уходит?
— Удивляет, почему всех так интересует моя прическа. Утром «тьфу» (проводит ладонью от лба к затылку) — и все, пошел. Встаю, умываюсь, причесываюсь и вперед. После тренировки мою голову, сушу волосы и максимум две минуты на укладку. Не сложнее, чем кому-то просто расчесаться. К барберу хожу раз в три недели, не чаще.

— С хвостом было тяжелее?
— Наоборот, еще проще. Там десять секунд уходило.

— А какие у тебя отношения с зарядом «наш бог Илья Кутепов»?
— Давно уже не слышал. А так на будильнике стоит, ха-ха. Шучу.

— Не все твои шутки пролезут в текст, но их прямо много.
— Жена говорит, что у меня острое чувство юмора: «Ты можешь пошутить, а люди обидятся. Не поймут, что это шутка». А я такой: «Да ну, нет!»

— Какой-то стендап смотришь или откуда это?
— Нет, телевизор вообще не смотрю. Стендап? Ну да, сижу с блокнотиком и записываю шутки, ха-ха. Не знаю, просто склад ума такой. Люблю пошутить.

— Что тебя мотивирует?
— Самореализация. Хочу играть и прогрессировать на высоком уровне. Вернуться в сборную? Если я буду играть в клубе, почему нет. Получать вызов в сборную своей страны, помогать ей — это стремление каждого спортсмена, и оно никогда не заканчивается.

— А титулы для тебя важны?
— Конечно. Это подтверждение того, что ты движешься в правильном направлении. Это же круто.

— Литвинов еще верит в чемпионство «Спартака» в этом году.
— Прошел только экватор. Возможно все.

— Ты говорил, что «Спартак» навсегда в твоем сердце. Тебе важно остаться в родном клубе, который столько дал?
— Мной движет в первую очередь желание играть. «Спартак» — великий клуб, это, безусловно, так. Первый в моей карьере, и это навсегда оставит отпечаток. Но сидеть здесь на скамейке только потому, что я люблю «Спартак», я не согласен. При всем уважении — мне нужно играть.

— Представим, что «Спартак» выходит к тебе с предложением. Каким оно должно быть?
— Нужно понимать, в каком статусе я буду в «Спартаке». Если игрока запаса, то простите, на это не готов. Хватит, ну, куда еще? В прошлом сезоне мы с агентом бились за то, чтобы уйти и играть. Не получилось. Мотивация клуба понятна, но меня эта ситуация не устраивает.

— Есть ли клуб, в который ты не пойдешь ни при каких условиях?
— Нет такого. Это моя карьера. Если меня зовут играть — я пойду играть. ЦСКА, Зенит — неважно. Не к тому, что я хочу насолить или отомстить «Спартаку». Когда ты играешь, и тебе предлагают перейти к принципиальному сопернику — это одно дело. А если ты на скамейке, и есть другой вариант, ты же не будешь думать: «Я спартач, я здесь посижу».

— Еще хочешь уехать за границу?
— Ничего не исключаю. Если появятся варианты, почему нет. Я хочу играть. Европа — это хороший опыт.

— Ты же понимаешь, что ради Европы придется пойти на жертвы?
— Так всегда. Это нормальная ситуация: чтобы расти, нужно что-то менять, выходить из зоны комфорта. Иногда это больно, но надо. Я к этому готов.

— Если завтра «Спартак» выйдет с предложением, первое, о чем ты будешь говорить — игровое время?
— Конечно, это будет первое условие. Это приоритет для меня.

— А если тебе скажут уменьшить зарплату?
— Уменьшим, нет проблем. Если вопрос с игровой практикой будет решен, деньги будут не так важны.

— А оставить нынешнюю зарплату, но без гарантий?
— Тогда нет. Просто получать деньги и сидеть — не моя история.





Источник: https://sport24.ru/

Читайте также


02.12.2021 | Голкипер «Факела» Илья Свинов близок к переходу в «Спартак»
01.12.2021 | «Спартак» и «Ахмат» рассудит Мешков
01.12.2021 | «Спартак» ведёт переговоры о переходе немецкого полузащитника
01.12.2021 | Мозес и Игнатов, вероятно, смогут сыграть с «Ахматом»
01.12.2021 | Александр Соболев: Слухи, что я сливаю Виторию - полный бред


Хиты продаж



Футболка Спартак


Толстовка Спартак


Футболка Спартак


Футболка Спартак