СПАРТАК - УФА

18.04.2021, 19:00
Чемпионат России
- : -



ЛОКОМОТИВ - СПАРТАК

11.04.2021, 19:00
Чемпионат России
2 : 0



Команда И О
1 Зенит 25 54
2 Спартак 25 47
3 Локомотив 25 46
4 ЦСКА 25 46
5 Рубин 25 43
6 Динамо 25 43
7 Сочи 25 40
8 Химки 25 38
9 Ростов 25 37
10 Краснодар 25 34
11 Ахмат 25 32
12 Урал 25 30
13 Арсенал 25 20
14 Ротор 25 18
15 Уфа 25 17
16 Тамбов 25 13





3 февраля 2021

Интервью Александра Максименко


Максименко

В 19 лет Александр Масименко бодро ворвался в основу «Спартака», пройдя пусть от просмотра до главной команды за четыре года. В 21 стал самым молодым вратарем в клубной истории, который сыграл 50 матчей, а на финише 2020-го получил капитанскую повязку в молодежной сборной и приз лучшему игроку сезона по версии болельщиков «Спартака».

Корреспондент Sport24 Леонид Волотко встретился с кипером на сборе в Дубае и узнал, почему его вообще не напрягает конкуренция с Селиховым и Ребровым, как он относится к игнору от Черчесова (у Максименко по-прежнему ноль вызовов во взрослую сборную), завидует ли Сафонову и знает ли о вратаре «Алании», который копирует Нойера и не воспринимает Максименко из-за отсутствия опыта игры во второй лиге.

— Весной ты впервые за два года будешь конкурировать с Селиховым. Акинфееву проще, когда под ним никого нет. А тебе?
— По-моему, конкуренция никому не мешает, а только придает стимул тренироваться в два раза мощнее. К тому же с Селей мы работаем не первый раз — уже года три или четыре вместе. Так что для меня ничего не изменилось: сборы, борьба за место в составе, все как обычно. Не надо забывать и том, что все это время рядом был Артем Ребров.

— Экс-арбитр Игорь Федотов рассказывал, что судьи мечтают, чтобы их коллега ошибся — тогда минус один конкурент. Когда травмировался Селихов, о чем ты подумал?
— Да ну не об этом точно. Первые эмоции — это сопереживание Сане! Там щелчок очень приличный был. Как сейчас помню, все случилось на предыгровой тренировке перед «Динамо». Я был на «квадратах», а Саня и Тема [Ребров] в этот момент отрабатывали игру на выходах. Селя дернулся — и все. Когда увидел, что его увели, подошел к Теме. Он сказал про хруст. А потом выяснилось, насколько все серьезно.

— Ребров вспоминал, что тяжело пережил момент, когда основным вратарем сделали тебя. Когда об этом узнал ты?
— На тренировке к нам подошел Джанлука Риомми (на тот момент тренер вратарей — Sport24) и сообщил. Я, правда, ничего не понял — он на английском говорил. Поэтому переспросил у Темы: «Что он сказал?». При Риомми было неудобно уточнять, ха-ха.

— Еще год назад ты стал самым молодым вратарем в истории «Спартака», сыгравший 50 матчей. Мандраж перед играми до сих пор есть?
— Конечно! Когда стоишь в подтрибунке и слышишь болельщиков — волнение накатывает. Хотя сильнее всего трясло перед «Нальчиком» — меня тогда выпустили впервые.

— Помнишь, когда успокоился?
— С финальным свистком. Шучу! На самом деле, как и у всех — после первого касания мяча чувствуешь себя увереннее.

— Ты в «Спартаке» с 15 лет. Как попал на просмотр из Ростова?
— Я тренировался в школе имени Виктора Понедельника. Однажды отцу позвонил человек и сообщил, что есть вариант съездить на просмотр в «Спартак». Видимо, меня где-то заметили и взяли на карандаш. Мы после такого предложения даже не думали — папа купил билеты и уже через три дня мы выехали в Москву.

— Многие вратари начинали играть в поле.
— Я сразу встал в ворота. Во дворе меня туда как самого маленького отправляли. Через какое-то время мне сказали, что лучше начать заниматься. Папа записал меня в школьную секцию, оттуда я перешел в школу Понедельника и уехал в «Спартак».

— Ты прошел весь путь от просмотра до основы за четыре года. Не сносило крышу от того, насколько быстро все получилось?
— Мне кажется, со мной такого не было ни разу. Да и я не сказал бы, что все получилось так уж быстро. Я все-таки не сразу приехал и начал играть. Все шло постепенно: случались и взлеты, и падения. Плюс, когда начал тренироваться с основой, сразу нашел общий язык с Темой Ребровым. Так что рядом всегда был человек, который мог опустить на землю, если бы я начал зазнаваться. Но еще раз: на мой взгляд, у меня «звездняка» никогда не было.

— Такого давления, как в «Спартаке», нет ни в одном клубе. Как ты реагируешь на критику?
— Поначалу было тяжело. Я же все мониторил, поэтому постоянно попадалось на глаза — то в интернете, то по телевизору. Но не могу сказать, что это сильно задевало. Сейчас-то я просто не обращаю внимания, потому что понимаю: все комментарии пишут люди, далекие от футбола. Хотя новостную ленту открываю регулярно. Вот к своим родным или тренерам я прислушиваюсь. Все остальное — не интересно.

— А когда высказываются бывшие футболисты?
— Да я спокойно отношусь. Принцип такой: сколько людей, столько и мнений. Тем более, как мне кажется, многие специально говорят в эфире что-нибудь погорячее, чтобы это цитировали и обсуждали.

— Испанская AS недавно рекомендовала тебя европейским топ-клубам.
— Да, я видел эту статью — друзья присылали. Был очень неожиданно, конечно.

— В Испании ты провел самый убойный матч в карьере — с драками, показательной симуляцией в ответ на провокации игроков «Севильи» и героическими 3:3.
— Да, это было круто! Мы пропустили, игра не ладилась. Но сравняли. Поле этого «Севилья» забивает второй, третий…

— В концовке началась потасовка, на которую ты бежал через все поля. В какой момент ты окончательно вскипел?
— Не было такого, что это произошло по щелчку. Все накапливалось. У них каждый игрок действовал по плану «упал-полежал-встал». Когда мы забили второй, они начали симулировать еще больше. А когда пошла заварушка, я побежал разнимать.

— Пару недель назад тобой интересовался «Вест Хэм».
— Я узнал об этом так же, как и ты — из интернета. Со мной лично никто не связывался.

— Давай представим, что в «Спартак» все же придет оффер.
— Честно, не хочу загадывать. Меня в каждом интервью спрашивают про Европу, и я каждый раз отвечаю по-разному. Больше не буду рассуждать о том, хочу я или не хочу уехать. Я игрок «Спартака» — и мне это нравится.

— Transfermarkt недавно выпустил топ-10 самых дорогих российских игроков до 21 года. Ты знаешь свою стоимость?
— Да, 11 миллионов евро. Ну, или 11 тысяч рублей, ха-ха! Кстати, не знаю, на каком я месте.

— На третьем. Назовешь тех, кто впереди тебя?
— Ну, Мотя (Матвей Сафонов — Sport24) точно. И Чалов.

— Ты не первый год основной вратарь «Спартака», но не вызываешься в сборную России. Тебя это напрягает?
— А меня вызывают в сборную. В молодежную! И мне там очень нравится. У меня там цикл, и я его доиграю. Я капитан, на носу чемпионат Европы. Видишь, ближайшие планы есть, а дальше я просто не загадываю. Так что меня ситуация, о которой ты говоришь, вообще не напрягает.

— Но из публичного обсуждения складывается ощущение несправедливости: Черчесов не вызывает в сборную молодых, как же так.
— Так это же к нему вопрос, а не ко мне. Я-то при чем?

— Тебе не обидно?
— Я же не девочка, чтобы обижаться. Отношусь к этому абсолютно спокойно.

— Даже когда начали вызывать Сафонова, а тебя нет?
— Так я только рад за него. Почему нет? Основная сборная — нифига себе!

— На днях о вас высказался вратарь «Алании» Ростислав Солдатенко: «Ничего особенного в Максименко и Сафонове нет. Играли бы они в ФНЛ или командах нижней части таблицы, я бы на них посмотрел. Их вели по академиям, они не знают, что такое вторая лига, первая. Легко играть с теми, кто подносит все на блюдечке, подчищает — мяч разодранный до вратаря доходит, с кровью».
— Это к разговору о том, что сколько людей, столько и мнений. Хотя в первой лиге-то я играл. У меня матчей 20, наверное, за «Спартак-2» в ФНЛ.

— А это реально важно? Ну, если ты в порядке в РПЛ, зачем вторая лига?
— Вот и я не знаю, ха-ха. Ну, сказал он и сказал. Имеет право на любое мнение.

— Ты видел, как играет Солдатенко?
— Смотрел его гол от своих ворот за СКА. Еще знаю, что штрафные исполняет.

— Я про то, что он начинает атаки в стиле Нойера: высоко выходит из ворот и играет как последний защитник. Если «Спартак» перестроится на такой же стиль, тебе будет тяжело привыкнуть?
— Не думаю. Я в структуре «Спартака» седьмой год, и от вратарей умение играть в короткий и средний пас требовалось более-менее всегда. Плюс, такая тенденция уже по всей Европе. По-моему, каждый тренер в «Спартаке», с которым я работал, просил вратарей действовать в подыгрыше. «Вратарь стоит на ленточке, ему не давать» — такого давно нет.

— После того как ты начал играть в основе, тебе приходилось чему-то учиться с нуля или переучиваться?
— Моменты, которые мне были непривычны, по-любому были. Например, когда я только пришел в главную команду, Джанлука [Риомми] запрещал отбивать мячи ногами. Только руками! И только на тренировках. В игре-то понятно: если отбил, вопросов нет. Но когда готовились, он требовал чтобы мы складывались и отбивали руками. Наверное, итальянская школа.

— Ты сам что-то перенимаешь у других вратарей, когда смотришь европейские чемпионаты?
— Конечно, я в основном ради этого и включаю матчи. Мне интересна манера игры, могу что-то подсмотреть для себя. Если составлять топ-5, то это Облак, Нойер, Алиссон, тер Штеген… А, еще слежу за Зоммером! В последнее время часто попадаю на матчи «Менхенгладбаха», хотя Зоммера приметил гораздо раньше, он мне реально давно нравится.

— Ты используешь на постоянной основе что-то из того, что подсмотрел?
— Да, но не скажу, что именно и у кого подсмотрел. Если кто-то догадается, напишите!

— Мой коллега Глеб Чернявский проводил исследование и с помощью физических расчетов доказывал, что отбить пенальти благодаря реакции невозможно.
— Я согласен, сто процентов. Яшин же говорил: «Если вратарь отбил пенальти, это ошибка бьющего». Так и есть: если ты взял пенальти, значит, его плохо исполнили. Хотя мы, конечно, готовимся: перед каждым матчем анализируем, кто и в какой угол бьет, смотрим видеонарезки, изучаем.

— Что делать с теми, кто бьет с паузой «по вратарю»? Как Дзюба или Серхио Рамос.
— Ох, это очень сложная тема. Я анализирую, но у меня пока не получалось взять такие удары. Опять же, многое зависит от качества удара. Если пробьют плохо, то шансы есть. Но если удар сильный и точный, ты не достанешь, даже если прыгнешь вовремя. С прыжком, кстати, тоже очень тонкий момент: надо прочувствовать, в какой момент оттолкнуться. Например, Мюллер до последнего смотрит на вратаря, а некоторые перед ударом все-таки опускают взгляд на мяч. Если прочитать и попасть в этот момент, то шансы на сэйв будут.

— Если не брать пенальти, у кого в РПЛ самый тяжелый дальний удар?
— У Рыкова? Ха-ха. На самом деле, у Влашича неплохой удар. Точнее, непонятный: как будто тремя пальцами бьет, не целясь. Но самый тяжелый — у Еременко. Когда против «Ростова» играешь, всегда его опасаешься. Он бьет вообще без замаха — часто просто не видишь момент удара. Смотришь, а перед тобой как будто камень летит и виляет. Траектория непредсказуемая, мяч как будто танцует.

— Следующий сезон «Спартак» начнет с новым тренером. Ты ожидал, что Тедеско решит не продлевать контракт?
— Мне кажется, этого никто не ожидал.

— Доменико — самый взрывной тренер в твоей карьере?
— Да. В некоторых моментах он ведет себя даже эмоциональнее, чем Каррера. И всегда очень громко говорит! Из-за этого сложно выделить какой-то один разнос. В раздевалке Доменико постоянно на взводе — и в такие моменты он говорит на смеси языков: русский, немецкий и итальянский.

— Можно подучить языки.
— Это да. Только в Германии и Италии эти слова потом лучше не повторять.



----------
Источник: sport24.ru